— Вы квартиру свою на меня перепишите!🤨 Тогда я буду чувствовать себя комфортно, жилье-то будет собственное, – улыбнулась свекровь. Подробнее в комментарии👇

Последнее время Катя не любила просыпаться утром. Во сне проблемы не докучают, о плохом не думается. Вот уже 3 месяца женщина находилась в подвешенном состоянии – у свекрови обнаружили онкологическое заболевание, рак желудка. Болезнь уже была запущена, метастазы «расползлись» и по другим органам.

Вылечить болезнь на такой стадии и в такой форме можно было, но только за границей. Катя отправила несколько писем в Германию, Израиль и Швейцарию. Откликнулась клиника, расположенная на «Земле Обетованной». Израильские специалисты гарантировали благоприятный исход за счет инновационного метода лечения. Как утверждал представитель медицинского учреждения, 97% больных после процедур быстро восстанавливаются и возвращаются к нормальной жизни.

Катя была замужем за Павлом уже 20 лет. Для женщины это был второй брак. Со свекровью, Ниной Ивановной, у Кати всегда были ровные, доброжелательные отношения. Женщине нравилось, что мама ее мужа не соперничает с ней за внимание Павла. Нина Ивановна всегда была рассудительной, давала дельные житейский советы и никогда не лезла в личную жизнь сына.

Катя вместе с мужем и сыном Мишей жили в квартире, доставшейся ей по наследству от родителей. Павел тоже был обеспечен жильем: у мужчины в собственности была двухкомнатная, благоустроенная квартира недалеко от центра. Еще 20 лет назад было принято решение сдавать жилплощадь, а деньги откладывать.

Супруги достаточно зарабатывали, но не шиковали. Мужчина увлекался старинными монетами – его заработка хватало, чтобы регулярно пополнять коллекцию.

Нина Ивановна жила в пригороде, в собственном в доме. В его благоустройство Павлом было вложено немало средств, поэтому, когда встал вопрос о поиске денег на лечение, Павел предложил матери продать дом и переехать в город. Она могла остаться жить с ними или занять свободную квартиру – как раз на тот момент там не было квартирантов. Нина Ивановна от этого предложения отказалась наотрез. Между свекровью и невесткой вышел небольшой скандал:

— Я не буду продавать свой дом! Это мое последнее слово.

— Нина Ивановна, вас же не собираются оставлять на улице! Переезжайте к нам, или, если хотите, заселяйтесь в свободную квартиру.

— Не хочу! Оставьте в покое мой дом! Я лучше умру, чем усадьбу с молотка пущу! Я ж там родилась!

— Нина Ивановна, ну что вы, как маленькая? Чем вам квартира не жилье? Те же удобства, что и у вас дома, соседи тихие, район благополучный.

— Не хочу и все! Дом продавать не дам! Вон, выставляйте на торги свободную квартиру.

Катя искренне не понимала, как можно держаться за дом, болея раком. Ведь главное – спасти собственную жизнь. Перечить свекрови Катя не стала. Женщина решила искать другие способы решения проблемы. Коллега по работе посоветовала обратиться в благотворительный фонд, Катя отправила и туда письмо, прикрепив в качестве подтверждения больничную карту и официальный ответ из израильской клиники.

Предложений было мало – благотворительный фонд почему-то отказывался брать на попечение пожилую женщину.

Вариант с благотворителями провалился, поэтому нужно было срочно искать другой источник финансирования. Павел с утра поехал к матери – ей было плохо, несколько раз вызывали скорую. Женщина не могла видеть, как муж мечется по квартире, не находя себе места. Катя всеми силами старалась помочь, сохраняя при этом холодную голову. Переживания мужа были настолько искренними, что у Кати рвалось сердце на части.

Свободную квартиру, которая была оформлена на Павла, решили продавать. Израильская клиника торопила – с такой болезнью шутить нельзя, меры нужно принимать немедленно. За ту сумму, которая бы полностью покрыла траты на лечение, никто покупать недвижимость не хотел. Единственные клиенты, молодая пара с маленьким ребенком, были готовы сразу же подписать договор купли-продажи, но им не хватало 10%. Взять покупателям деньги было негде – супруги итак заняли деньги у родителей и друзей, в кредите банк отказал.

Павлу пришлось согласиться с условиями клиентов. Лучше уж 90% суммы, чем ничего. Продавать Кате и Паше было нечего: обе машины были в залоге в ломбарде, а банковский счет давно уже был опустошен. Израильская клиника уже выставила счет за лечение и уже сегодня была готова принять Нину Ивановну. Катя ужаснулась: им нужно было в течение 10 дней где-то найти ещё 5 000 долларов. Друзья и знакомые помогли, чем смогли. Свекровь, узнав о недостающей сумме, приехала к сыну.

— Паша, что будем делать? Ты как-то собираешься искать деньги?

— Да, мама, конечно. Я делаю все возможное. Ты, главное, не волнуйся. Принимай лекарства, правильно питайся, гуляй побольше. Хочешь, сходим в парк?

— Не заговаривай мне зубы, Паша! Я не вижу, что ты вообще что-то делаешь! Меня давно ждут в Израиле, а у тебя денег на лечение собственной матери нет!

— Мама, может, все же продадим твой дом? Переедешь к нам, отдельную комнату тебе выделим, Миша же все равно живет в общежитии. Если поставить цену ниже рыночной, то клиенты найдутся быстро.

— Ни за что! Оставь мой дом в покое! Продавай что-нибудь свое! Я, когда вылечусь, должна на старости лет жить из милости у невестки?

В разговор вмешалась Катя:

— Нина Ивановна, ну почему же из милости? Мы не чужие друг другу люди, как-нибудь разместимся. Если хотите, сделаем ремонт специально под вас, мебель поменяем.

— Я не хочу доживать свой век в тесной клетушке! Я все сказала! Ищите деньги.

Паша повез мать за город. Катя налила себе чай, села за стол и задумалась: где взять деньги? Что делать?

Паша вернулся поздно, выглядел расстроенным. Катя сразу поняла, что мать снова устроила сыну скандал с причитаниями «я же тебя вырастила, а ты мне помочь не хочешь». Женщина успокоила мужа и уложила его спать. Сама же полезла в интернет и стала искать частных кредиторов: она где-то слышала, что под договор, оформленный и заверенный нотариусом, можно взять деньги в долг. Банки ни ей, ни Паша больше кредитов не давали, если только под залог. У супругов были действующие займы.

Ничего стоящего женщине найти не удалось. Большинство объявлений было выложено мошенниками, которые требовали предоплату на оформление договора или первый взнос, как доказательство платежеспособности.

Утром Катя снова поехала в банк. Персональный менеджер пообещал поговорить с руководством и подобрать выгодное предложение по пролонгации имеющихся займов с увеличением суммы. Кредитная история и у Павла, и у Кати была отличная. Просрочек по кредитам они никогда не допускали, все платежи вносили вовремя.

Катя готовила ужин, на электронную почту пришло письмо от представителя израильской клиники. В нем сообщалось, что ждать медицинское учреждение больше не может. Если в течение 7 дней Катя не внесет полную оплату, то вместо Нины Ивановны возьмут другого пациента. Женщина закрыла глаза и шумно вздохнула. У нее почти уже опустились руки: нужно как-то уговорить свекровь продать дом. Иного выхода женщина не видела. Катя позвонила мужу и попросила его срочно привезти свекровь к ним. Через час Нина Ивановна сидела на кухне и рыдала:

— Да оставьте вы меня в покое! Не буду я продавать дом! Как у вас совести хватает оставлять старуху без единственного жилья?

— Мама, тебе же никто не предлагает остаться на улице! Мы тебе выделим комнату, ту, которую ты захочешь! Сделаем ремонт. Хочешь, заберем мебель из твоего дома?

— Не надо мне ничего! В моем доме я хозяйка, понимаешь? Что хочу, то и делаю! Не хочу, чтобы вы меня жизни учили и куском попрекали! Я дом продам только с одним условием.

— С каким условием, мама?

— Вы квартиру свою на меня перепишите! Тогда я буду чувствовать себя комфортно, жилье-то будет собственное, – улыбнулась свекровь

Катя поначалу в разговоре не участвовала. Когда женщина услышала последнюю фразу свекрови, опешила. Паша вопросительный посмотрел на жену:
.
— Катя, ну что молчишь? Ты на мои условия согласна?

— Извините, Нина Ивановна, но я не согласна. По-моему, это – бред!

— Ничего это не бред! Я не знаю, вдруг я вам быстро надоем и вы от меня избавиться захотите? А не сможете – квартира-то будет моя! А я обещаю не выгонять вас, живите, сколько хотите!

Спасибо большое, Нина Ивановна, за то, что разрешили мне жить в моей же квартире. Все, я даже обсуждать это не хочу. Квартиру я никому, кроме сына, дарить не буду.

— Ладно, можешь не дарить. Тогда давай ее продадим? А жить все вместе будем, в моем доме? Там всем места хватит.

Катя раньше никогда бы не подумала, что у нее такая наглая свекровь. Язык сработал быстрее, чем мозг.

Катя крикнула:

— А больше вам ничего не надо? Совсем уже обнаглели! Хотите жить – продавайте дом! Мы итак спустили все, продали все, что у нас было! Залезли в бешеные долги и кредиты! Даже не думайте! Даже не надейтесь на мою квартиру. Продавать я ее не буду, жилплощадь отойдет сыну и его семье.

Нина Ивановна, кажется, именно такой реакции и ожидала. Спорить с невесткой не стала, только удовлетворенно хмыкнула и протянула:

— Вот видишь, Пашенька, плевать твоя жена хотела на моё здоровье! Другие люди, чтобы спасти близкого человека, последнюю рубаху продают. А эта, ишь ты, разоралась.

Сил спорить со свекровью у Кати не было. Женщина вышла из кухни и направилась в спальню. Дверь за собой закрыла на ключ, чтобы никто хотя бы час ее не беспокоил.

О чем разговаривали на кухне муж и свекровь, женщина не знала. Через 2 дня Катя освободилась пораньше и торопилась домой — на 4 дня у нее была назначена встреча с кредитным менеджером. Накануне банковский специалист позвонил и пригласил Катю в офис, чтобы обсудить одно предложение. Катя не смогла открыть замок с той стороны – был вставлен ключ. «Паша, наверное, дома. Ну или Нина Ивановна» — подумала женщина. Катя нажала на звонок, с той стороны двери слышались голоса. «Интересно, у нас, что, гости ?» — удивилась женщина.

Двери открыла Нина Ивановна. Рядом с ней стоял незнакомый мужчина.

— Знакомьтесь, Сергей. Это Катя, моя невестка. Она же хозяйка квартиры. Если вас все устроит, то к оформлению сделки можем приступить уже завтра. Деньги нужны срочно.

— Хорошо, Нина Ивановна, я подумаю. Завтра с утра мы сообщим вам о своем решении. Квартира мне очень понравилась, очень уютная. Я же могу рассчитывать на скидку?

— Да, конечно, скидочку вы обязательно получите. За срочность.

Катя от удивления и возмущения не могла произнести ни слова. Когда за мужчиной закрылась дверь, Нина Ивановна деловито произнесла:

— Ну вот, я все за вас решила. Бегать, искать покупателей, не придется, переплачивать риэлторским агентствам тоже. Сергей – племянник моей очень хорошей знакомой. Он как раз ищет жилье в нашем районе, чтобы быть поближе к тете. Надо же, какая удача!

— Подождите, Нина Михайловна. Вы что, пытайтесь продать мою квартиру?!

— Конечно, надежды на вас-то надежды нет. Не хочется мне умирать в 65 лет. А вы, как я вижу, и не собираетесь мне помогать. Поэтому я сама себя спасу!

— Да спасайте на здоровье, только без моей квартиры. Не будет никакой продажи, не надейтесь! Сколько раз я уже говорила, что эта недвижимость останется моему сыну!

— Да, Катька, я и не думала, что ты такая дрянь! Квартира тебе дороже моей жизни! Я это запомню. Жизнь – бумеранг. Бог тебя еще накажет.
Когда скандал достиг своего апогея, приехал Павел. Он метался между двумя разъяренными женщинами и старался успокоить их.

— Так, стоп! Замолчали обе! Я нашел решение – за мою коллекцию редких монет сегодня предложили 25 000 долларов. Этого хватит и на лечение, и на реабилитацию.

Нина Ивановна и Катя тут же забыли о скандале и кинулись на шею к Павлу.

Нина Ивановна успела – ее успешно прооперировали. Сейчас она проходит курс реабилитации. Врачи утверждают, что шансы на выздоровление высокие. Катя и Павел потихоньку раздают долги, им помогает сын Миша без отрыва от учебы. Молодой человек устроился на хорошую работу и получает достойную зарплату.

Оцените статью

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: